Интервью с сэнсеем Хирокадзу Канадзава, 10 дан, сётокан

перевод Анны Колесниковой, Мытищи, ноябрь 2009 г.

http://www.nishikawa-dojo.ru

ИНТЕРВЬЮ С СЭНСЕЕМ ХИРОКАДЗУ КАНАЗАВА, 10 ДАН, СЕТОКАН

Джеймс Мелтон  — James R. Melton (США, Хьюстон, Техас)

2003 г., июнь.

Разговор с Хирокадзу Каназавой состоялся в спортивном центре Хьюстона, в перерыве между тренировками, благодаря помощи Дайсукэ Сато, 4 дан, Сито Рю, который выступил в роли переводчика. В спортивном центре Хьюстона проходил 3-х-дневный семинар, приуроченный к 25-ой годовщине клуба каратэ-до Хьюстонского университета, а также к празднованию 72-го дня рождения сэнсэя Каназавы.

Д. Мелтон: Сэнсей, на тренировке Вы говорили о различных видах гармонии. Не могли бы Вы рассказать об этом подробней.

Х. Каназава: Конечно. Слово «гармония» имеет различные значения и может употребляться в самых широких смыслах этого слова. Я, например, считаю, что гармония – это каратэ-до. Сначала я тренировался, чтобы обрести внутреннюю гармонию… согласие с самим собой.

Вчера я говорил о гармонии в технике, движениях, дыхании… о гармонии духа.… Всё это, в конечном счете, должно слиться воедино.… Тогда образуется абсолютная гармония.

После того, как мы обретаем внутреннюю гармонию, мы можем учиться находить взаимодействие с другими людьми. Для этого мы и практикуем кумитэ. Но существует заблуждение по этому поводу. Некоторые считают, что кумитэ учит лишь тому, как побить соперника. Да, это важно, но я хочу сказать, что не это главная цель. Необходимо уметь находить гармонию с противником, т.е. подстраиваться под него, под его ритм, движения, дыхание… Тогда вы не проиграете. Не сможете проиграть.

Например, «сэн но сэн» и «го но сэн». Люди думают, что это разные вещи. Да, это так. Но каждая из них – это гармония. «Сэн но сэн» исходит от вас. Вы создаете благоприятную ситуацию для атаки и действуете. Это ваша гармония с противником. «Го но сэн» создается соперником: он действует первым, а вы реагируете. Это также ваша гармония. Для меня нет различия между этими понятиями.

 

После того, как вы научитесь находить гармонию с противником, вы обретёте гармонию и со всем окружающим миром. Это бесценно. Это очень важно для поддержания мира на земле. Я в это верю.

Я пытаюсь донести эту идею каратэ-до до всех своих учеников в разных странах мира.

Вчера я рассказывал о том, как правильно стоять, выпрямившись во весь рост, чтобы быть в гармонии с земным притяжением. Шизентай (естественная позиция) – еще один вид гармонии – гармония с землёй. Если стоять так (нагнувшись и сгорбившись) – это уже не гармония. Так невозможно провести хорошую технику.

Движения — также один из видов гармонии.

Конечной целью является приближение к самой сущности Вселенной. Это именно та цель, которую я пытаюсь достичь… Быть ближе к Богу…. Когда я говорю «Бог», многие неправильно меня понимают, считая это религией.

Д. Мелтон: Вы пришли к этому через практику каратэ или тай чи?

Х. Каназава: Через практику обоих видов, особенно стиля Ян (24 формы).

Д. Мелтон: Да, я тоже изучал этот стиль.

Х. Каназава: В этом стиле не нужна физическая сила. Вы двигаетесь усилием воли. Вам не нужна скорость и концентрация (кимэ). Тай чи — абсолютная противоположность каратэ. Но всё-таки каратэ мне ближе.

Если ты стоишь на вершине горы, то не можешь видеть эту вершину, зато ты хорошо видишь другие горы. Поэтому когда я стою на «горе» тай чи, это помогает мне еще глубже понять каратэ.

Д. Мелтон: Понятно. Практика таких разных боевых искусств открыла перед Вами новые горизонты – особое видение Вашего каратэ.

Х. Каназава: Именно. «Мягкий», «жесткий», «медленный», «быстрый»… Пришло понимание… как расслабляться, расслабляться, расслабляться….

Я очень уважаю Тай чи как боевое искусство. Его принцип схож с принципом Вселенной. Ничего прямолинейного, только расширение… расширение за пределы… и безграничность… которая в итоге сойдется в одной точке.

И тай чи и каратэ приходят к одному и тому же результату.

Д. Мелтон: Сэнсэй, Вы хотите сказать, что практикующие каратэ и практикующие тай чи, в конечном счете, приходят к одному и тому же пониманию?

Х. Каназава: Вот именно!

Д. Мелтон: Сэнсэй, я знаю, что Вы изучали ката других стилей каратэ, такие как Сэйпай и Сэйэнчин. Почему Вы начали их изучать и внесли позднее в свою систему обучения?

Х. Каназава: Потому что в них есть то, чего нет в нас. Я поясню. Нет совершенных людей. У каждого из нас есть свои сильные и слабые стороны. Поэтому у других я учусь их сильным качествам. Это очень важно.

Д. Мелтон: Т.е. ката стиля Годзю и Сито Рю имеют какие-то сильные стороны, которых нет в ката Сётокан?

Х. Каназава: Да. Главным образом, стойки.

Д. Мелтон: Например, шико дачи?

Х. Каназава: Да. Шико дачи и киба дачи очень важны.

Киба дачи подобна кирпичному дому. Прочная и неподвижная. Шико дачи более похожа на традиционную японскую конструкцию. Деревянное строение.

 Вы, спросите, в чем же различие? Например, перед лицом тайфуна, кирпичный дом более надёжен, чем деревянный. Но в случае землетрясения кирпичный дом может быть разрушен из-за своей «негибкости», тогда как деревянному дому землетрясение не нанесёт особого ущерба. Деревянный дом – это шико дачи.

Д. Мелтон: Т.е. каждая из этих стоек имеет свои сильные и слабые стороны, и мы должны знать, когда и как их использовать?

Х. Каназава: Да. В Японии новые здания проектируются с тем расчетом, чтобы они были более подвижны и устойчивы к землетрясениям. Если взять традиционные японские замки, то независимо от их размеров в центре всегда размещается «несущая конструкция». В старину в качестве такой конструкции использовался большой тяжелый булыжник, чтобы противостоять землетрясению.

Д. Мелтон: Хотите сказать, что здания имеют «корни»?

Х. Каназава: Да. Иногда это были огромные камни, иногда баки с водой. Тогда замок был более устойчив.

Д. Мелтон: Тай чи учит стойкам «с глубокими корнями» и техникам, с использованием силы противника.

Х. Каназава: Да, и тай чи и каратэ.

Д. Мелтон: Сколько ката вы добавили в свою систему? И какие?

Х. Каназава: Только 4: сэйэнчин (Сито Рю), сэйпай (Годзю Рю), а также ганкаку шо и нидзюхачи хо. Но я знаю и другие ката.

Д. Мелтон: Где Вы их изучали? Кто был Вашим учителем?

 

Х. Каназава: Секрет! (Смеётся)

Д. Мелтон (смеётся в ответ): Ну, именно поэтому я и спросил. Людям всегда интересны секреты.

Х. Каназава (Смеётся): Есть в Японии, на Окинаве старый мастер, у которого нет учеников. Знания передавались внутри его семьи из поколения в поколение, и он хранит эти знания как зеницу ока. Это мастер Сито Рю и кобудо и он действительно никого не учит. Я просил его принять меня в ученики, и он принял. Это всё, что я могу вам рассказать.

Д. Мелтон: Вы планируете добавить в свою систему обучения бо ката, сай ката…?

Х. Каназава: Да, это кобудо. Каратэ и кобудо, как брат с сестрой. Но сейчас каратэ стало более самостоятельным видом единоборств. Нам предстоит открыть эту взаимосвязь заново.

Я не обучаю кобудо намеренно. У меня в додзё есть всё необходимое оружие, поэтому ученики могут его брать и практиковаться. Обычно тенденция такова, что если спортсмен участвует в соревнованиях, то я хочу, чтобы он концентрировался на кумитэ. Но с завершением спортивной карьеры, он может заняться и другими видами боевых искусств: тай чи или кобудо. Такова моя философия относительно обучения другим стилям.

Д. Мелтон: Благодарю Вас, что уделили мне время, г-н Каназава!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс